Обзор 4.0 в Российской Федерации – анализ McKinsey

Аналитические обзоры McKinsey – ценный источник информации о тенденциях и перспективах развития по всему миру и по всем отраслям.  Конечно, каждый игрок из большой четверки – и не только ее, – занимается сегодня аналитикой в области Индустрии 4.0. Однако берем то, что есть – по РФ это отчет McKinsey «Цифровая Россия: новая реальность» датированный июлем 2017 года. Отчет на 133 страницах, труд 7 авторов, консультантов компании, детально рассказывает о перспективах цифровизации страны. Отчет касается всех сфер экономики. Остановимся на главных выводах и отдельно откомментируем раздел по Индустрии 4.0.

 

Вклад цифровизации в экономику

 

Аналитики констатируют, что РФ уже находится в новой реальности

  • По количеству пользователей интернета РФ занимает 1-ое место в Европе, и 6-ое в мире.
  • 60% населения владеет смартфонами
  • Количество пользователей государственных и муниципальных услуг через порталы достигло 40 млн человек
  • По данным Всемирного экономического форума, РФ уже сегодня по доступности услуг сотовой связи занимает второе место в мире, а по доступности широкополосного доступа – десятое

 

Это – предпосылки для прогнозов по перспективам цифровизации

  • Эффект от цифровизации до 2025 оценивается в 19-34% от ВВП
  • Главный прирост – за счет роста эффективности труда (3%)
  • В целом, цифровая экономика может вырасти в 3 раза

В качестве доказательств авторы приводят темпы роста цифровой экономики. Хотя доля цифровой экономики в ВВП России составляет 3,9% (что в 2–3 раза ниже, чем у стран-лидеров), темпы роста цифровой экономки растут в 9 раз быстрее чем общий ВВП. Так, ВВП страны с 2011 по 2015 год вырос на 7%, а объем цифровой экономики за тот же период увеличился на 59% – на 1,2 трлн руб. в ценах 2015 года.

То есть, за 5 лет на цифровую экономику пришлось 24% общего прироста ВВП. России практически с нуля удалось создать крупные цифровые компании

, как крупнейший в мире независимый онлайн-банк «Тинькофф Банк», который не имеет физических отделений, цифровые порталы и экосистемы сервисов «Яндекс» и Mail.ru, производитель морских тренажеров и электронных навигационных систем «Транзас», площадка электронных объявлений Avito, социальная сеть «ВКонтакте», компания по производству цифровых решений в области безопасности «Лаборатория Касперского» и многие другие.

 

6 направлений стратегии

 

Для обеспечения 3-х кратного роста цифровой экономики, авторы рекоммендуют 6 стратегий

  1. Развитие направления науки и образования с позиционированием на ведущих ролях в мире. .
  2. Интернационализация – создание и вывод на международный рынок инновационных цифровых решений и технологий.
  3. Развитие промышленности – с вовлеченидем мировых лидеров по внедрению отдельных цифровых технологий, например элементов «Индустрии 4.0».
  4. Ведущая роль государства – государство является проводником распространения цифровых технологий для массового использования и служит образцом их внедрения при оказании качественных цифровых госуслуг.
  5. Цифровая вовлеченность должна обеспечить равные возможности доступа к инфраструктуре и получению услуг населением в масштабе страны.
  6. Развитие цифровой культуры и грамотности населения – Россия должна сохранять лидирующие позиции в международных рейтингах.

 

Также в отчете говорится о «цифровом прыжке» – целей можно добиться «если государство и компании частного сектора будут играть на опережение – быстро адаптировать и внедрять технологические достижения, активно сотрудничая между собой, с технологическим и научным сообществом и внешними партнерами, а также постоянно сверяя свои действия с потребностями, предпочтениями и привычками потребителей.»

6 ролей государства

 

Эти роли – направления действий следующие

  1. Реформирование образовательной инфраструктуры
  2. Финансирование прикладных исследований и цифрового предпринимательства
  3. Переподготовка кадров и дополнительное образование
  4. Решение приоритетных задач цифрового развития отраслей
  5. Развитие цифровой инфраструктуры
  6. Пропаганда инноваций

Уровень цифровизации по отраслям

 

Здесь РФ отстает от Европы в разных отраслях по разному – по ИКТ всего на 23 пункта, но от 50 до 70 – по всем основным секторам промышленности, энергетики и транспорта.

Напротив, сектора финансов и телекома сделали значительный шаг вперед, – «По сведениям Федеральной службы государственной статистики, доля организаций, внедривших системы класса ERP (Enterprise Resource Planning), с 2010 по 2015 год выросла в 1,8 раза, доля организаций, внедривших системы класса CRM (Customer Relationship Management), увеличилась за тот же период в 2,4 раза, а доля организаций, использующих электронный обмен данными между своими и внешними ИТ-системами, возросла с 2011 года в 1,9 раза». Но в то же время, % предприятий, внедривших эти системы, не превышает 10% от общего количества.

 

Установки 4.0 по промышленности

 

В целом, все промышленные отрасли отстают от мировых лидеров. Уровень роботизации в РФ –  3 робота на 10 тыс рабочих (0,25% от мирового рынка), – это в 20 раз ниже по сравнению с среднемировым показателем. Авторы признают, что на многих производствах нет даже технологий предыдущего поколения – «…как системы автоматизированного проектирования и управления производством, электронного документооборота, автоматизации управленческого и бухгалтерского учета, планирования и управления цепочками поставок..»

В то же время, процессы идут. «В авиационной и атомной промышленности достаточно широко распространены системы компьютерного проектирования и управления жизненным циклом продукции (Product Lifecycle Management, PLM). Например, в Объединенной  авиастроительной корпорации (ОАК) реализована концепция виртуального конструкторского бюро, когда инженеры из нескольких КБ и производственных площадок работают над проектированием модели самолета в единой цифровой среде. В нефтяной и газодобывающей отрасли используются инструменты трехмерного моделирования месторождений, а в горнодобывающих отраслях активно применяются датчики и портативные устройства, помогающие отслеживать состояние и местонахождение техники, местонахождение рабочих, уровень загазованности шахт, а также оптимизировать работу ремонтных бригад. В строительстве атомных электростанций постепенно внедряются инструменты многомерного проектирования и планирования строительства. Еще одним примером применения технологий «Индустрии 4.0» является внедрение на Магнитогорском металлургическом заводе рекомендательного сервиса Yandex Data Factory, основанного на принципах машинного обучения и позволяющего оптимизировать расход ферросплавов и добавочных материалов при производстве стали. Испытания показали, что сервис помогает сэкономить в среднем до 5% расхода ферросплавов.»

 В целом, эффект от внедрения элементов Индустрии 4.0 оценивается от 5 до 18% роста к ВВП.

Распределение по ключевым драйверам роста выглядит следующим образом

  • Управление производственными операциями
  • Превентивное обслуживание
  • Оптимизация товарных запасов
  • Безопасность
  • Предпродажная аналитика

 

В качестве барьеров 4.0 авторы называют

  • Низкая роль цифровых технологий в глазах управленцев по сравнению с инвест. проектами в технологическое оборудование
  • Низкий уровень автоматизации (и как следствие, – отсутствие точных данных, к которым можно применять новые ИТ-технологии)
  • Устаревшие технические стандарты
  • Недостаток квалифицированных специалистов, знающих одинаково хорошо IT & OT
  • Низкая цифровая культура руководства

 

Ключевыми направлениями развития являются

  • Ясное определение направлений развития 4.0 – по соответствующим сегментам
  • Наличие специалистов
  • Создание отраслевых партнерств и альянсов (так как, переход на 4.0 требует ресурсов, которых по одиночке ни у кого нет)
  • Создание крупными компаниями собственных венчурных фондов и бизнес-инкубаторов

Со стороны государства предполагается поддержка в создании нескольких площадок для пилотных проектов строительства «умных фабрик».

 

Касательно подходов к внедрению 4.0 на фоне не пройденного 3.0 (низкого уровня автоматизации в промышленности), ценным является следующий вывод McKinsey – «Как показывает опыт других стран, технологии предыдущих поколений можно осваивать одновременно с внедрением технологий «Индустрии 4.0». Управленцам необходимо изменить подход к принятию решений, в рамках которого внедрение современных технологий «Индустрии 4.0» откладывается из-за низкого уровня автоматизации. Разумеется,

 это не касается тех случаев, когда внедрение технологий предыдущего поколения является необходимым условием для работы «Индустрии 4.0»: например, наличие датчиков для оперативного мониторинга параметров производственного процесса, без которых невозможно применение методов углубленной аналитики больших массивов данных

Выделение фразы о связке 3.0 с 4.0 кажется нам важным – в Украине участились случаи увлечения «биг дата» крупными корпорациями без соблюдения этого правила.

 

 

 

Как это все внедряется в жизни?

 

Итак, отчет – качественный, со многими ценными аналитическими выкладками и правильными выводами о направлениях развития. Однако, прошло уже больше года от времени выпуска этого документа – что изменяется в РФ?

Интернет не дает какой-либо предметной информации об изменениях на уровне правительства в области Индустрии 4.0. Похоже картина та же, что и ранее – коммерческий сектор развивается своими темпами, чиновники – своими. Этот источник (апрель 2017) дает более точную информацию о качестве и темпах процессов перехода

  • В целом, Россия отстает от Казахстана, где правительственные программы приняты на более высоком уровне, установлены более профессионально и реально внедряются (см. наш предыдущий обзор по Кахастану)
  • Основа 4.0 – это 3.0, – наличие базовой автоматизации, где «всеохватные информационные платформы начинают взаимодействовать с автоматизированными производственными узлами».
  • С этой точки зрения, темпы перехода на 4.0 в РФ остаются низкими – и по причине недостаточной автоматизации, и по причине боязни (неготовности) промышленников устанавливать платформы IIoT – «увы, но реализованными платформенными решениями, характеризующими промышленную революцию 4.0, пока на рынке похвастать некому»

 

 Главный вывод этого источника- «Россия замерла на пороге 4.0»

 

 

Комментарии АППАУ

 

  1. Даже с учетом отсутствия внедрений большинства этих рекомендаций, этот отчет McKinsey представляет большую ценность – хотя бы потому, что доступен (отсутствие языкового барьера) гораздо большему количеству стейкхолдеров 4.0.
  2. Особую ценность для украинских стейхолдеров представляют положения отчета об
    • Ясного распределения ролей государства и коммерческого сектора
    • Ясной констатации отставания промышленников от других секторов экономики. Та же картина наблюдается по всем странам мира, но разрывы РФ от развитых стран в промышленности еще больше.
    • Конкретные цифры оценки вклада в ВВП
    • Бенчмаркинговые показатели и аналитика по странам мира
    • Положения о связке 3.0 с 4.0 с ясным выводом, где можно двигаться параллельно, а где нет. Они повторяют рекомендации АППАУ 2016-го года – «основа основ в 4.0 – это умные полевые устройства ».
  3. В то же время ясно, что с точки зрения внедрения всего этого, – и даже абстрагируясь от военно-политической ситуации, – учится у РФ пока нечему. Системных программ развития в области 4.0 нет ни на национальном, ни на региональном, ни на отраслевом уровнях.
  4. Напротив, примеры из коммерческого сектора являются весьма интересными. Кроме упомянутых в отчете, стоит вспомнить также реализации как на «Северстали» и «белой металлургии» в Челябинске. Много полезной инфо по 4.0 по другим реализациям и перспективам приведены в обзоре  по металлургии по странам СНГ от  украинского журнала «Металл-курьер» (январь 2017). Маркером изменений является также подписание соглашению между GE и Роснефтью о разворачивании платформы IIoT Predix в этой компании в июле 2017-го. А в этом источнике более детально перечисляются внедрения элементов 4.0 в других секторах Нефтегаза.
  5. В целом, можно сделать заключение, что драйверами развития 4.0 в РФ по-прежнему остается сообщество коммерческих игроков (ведущие мировые вендоры, интеграторы и крупные, продвинутые заказчики), в свою очередь мотивированные емкостью рынка и высокой платежеспособностью отдельных секторов. Это главная причина, почему количество реализаций многих традиционных технологий 3.0 (от систем диспетчеризации, MES, ERP и т.п.) в разы больше по сравнению с Украиной и другими странами бывшего Союза. Видны также отдельные реализации с применением элементов 4.0 и их количество растет. Однако, «цифрового прыжка», о котором пишет MсKinsey в России нет и в ближайшее время не предвидится.

 

Misha Fedak
3 Коментарі
  • Опубліковано20:11,01.10.2018

    Цифрова Росія – це не завдання України ! Та й у нас достатньо своїх кадрів, щоб створювати цифрову Україну.
    А от цифрова Росія за путінсього режиму – це ще одна область фантастики ))

  • Опубліковано20:13,01.10.2018

    Приберіть цю статтю взагалі ! Яке відношення **Раша має до Ураїни ???

  • Alexandre Yurchak
    Відповіcти
    Опубліковано18:00,22.10.2018

    Панове, поки що Україна позаду своїх сусідів в цифровій економіці – включно з модернізацією промислового та оборонного комплексу. Невже такі речі потрібно пояснювати?

Коментувати

Коментар
ім’я
Email
Web-cайт:

Підпишіться на новини руху 4.0